Оршанский район перезагрузка
75 лет Великой Победы
ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ - 2020

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Метки
SP Page Builder - Search

Социум

Шоплифтинг, или Эпидемия ХХI века: почему магазинное воровство приобретает глобальные масштабы



Магазинное воровство в наше время приобретает масштабы эпидемии, несмотря на принимаемые меры.

На рынке Витебской области насчитывается более 20 крупных торговых компаний, в сетях которых ежедневно происходят факты мелкого воровства (ст.10.5, ч.1 кодекса об Административных правонарушениях, предусматривающая штраф от 2 до 30 базовых величин).

Ловкость рук… и никакого мошенничества? 

Казалось, намеченный судебный процесс по факту мелкого воровства в магазине «Карри-обувь» ТЦ «Грин» не предвещал ничего интересного. Таких за год суды области рассматривают не одну сотню. Тем не менее хотелось увидеть предполагаемого воришку и послушать, что он будет говорить в оправдание.

Председатель суда Первомайского района Витебска Андрей Андрушенко начал судебный процесс с опроса свидетелей, по которому шли два администратора магазина. Один из них обслуживал покупателей накануне Нового года. Он пояснил, что к прилавку с украшениями (находится рядом с кассой) подошла женщина с ребенком и попросила показать серебряный браслет. Потом захотела посмотреть еще один. Она выбрала из двух изделий одно за 49 руб., администратор пошел к кассе оформлять покупку. Когда женщина ушла, он обнаружил, что второго браслета на выставочной подставке нет. Просмотрев видеозапись, предположил, что она прихватила с собой и второе украшение. Вызвали милицию.

Покупательницу в данном случае вычислили быстро. С возмущением женщина отвергла всякие подозрения в свой адрес. Действительно, по представленной суду видеозаписи утверждать что-либо однозначно было сложно: размытый видеоряд, запечатлевший движения рук, мелькнувший ценник…

– И это все, что записано на видеокамеру? – спросил судья свидетеля.

– Нет. Поскольку через 10 дней все предыдущие видеозаписи, сделанные в торговом зале, стираются, я сделал полную копию на смартфон, – ответил администратор.

– Вот это другое дело, – просмотрев полную версию видеозаписи, отметил Андрей Анатольевич. – Здесь четко видно, что покупательница положила на второй браслет свой кошелек, а потом взяла его вместе с браслетом, лежавшем снизу.

Воровкой оказалась вполне презентабельная женщина, предпринимательница, которая знала, что ущерб покроют молодые продавцы.

Так чаще всего и бывает, поделились наболевшим администраторы. Раз в три месяца в их магазине проходит ревизия. Если недостача превышает допустимую сумму (не будем вникать в детали – какую), тогда ее распределяют между торговыми работниками. В квартал вычет из заработка по причине воровства составляет с каждого продавца примерно 100 – 150 руб. Немало, даже если учесть, что зарплата в месяц 900 и более рублей.

В данном случае, если бы администратор не сохранил полную запись, судье пришлось бы выносить оправдательное решение. Так что он правильно сделал, вооружившись доказательным видео. А вот следователь выполнил свою работу на двойку. Предоставленная неполная видеозапись могла ввести в заблуждение судью. В результате не была бы установлена истина, а виновная не понесла бы заслуженного наказания в виде штрафа. Небольшого, правда, всего в 2 БВ, но все же…

«Невиноватая я!» 

О конфликте, произошедшем в одном из ТЦ Витебска, рассказала его участница, позвонив в редакцию:

– Я постоянная посетительница этого центра, есть дисконтная карта. Вот и в тот раз пришла сделать покупки. Одних продуктов набрала в тележку на 30 руб. Потом вспомнила, что нужен косметический карандаш. Подошла к витрине с выложенной в открытом доступе косметикой, чтобы подобрать нужный товар. Женщины меня поймут: возле таких витрин мы готовы стоять часами. Вот и я задержалась, тщательно выбирая подходящий вариант. Даже не помню, как машинально сунула карандаш в карман и направилась к кассе рассчитываться. А за мной – охранник, по всей видимости, за мной следивший. Ничего не понимая, сунула руку в карман, и меня словно кипятком обдало: нащупала карандаш. Испытала шок, стала объяснять, что совершенно не помню, как это получилось. Но мне предложили пройти к начальнику охраны службы. Я стала объяснять, что у меня не было злого умысла, что не стала бы размениваться по мелочам – прятать карандаш за три рубля, совершая в общей сложности покупку на 30.

Покупательница рассчиталась за карандаш, но написала жалобу на охранника, который требовал с нее, как она утверждала , стоимость покупки в 10-кратном размере.

Женщина просила через газету рассказать об этом факте. 

При всем сочувствии к женщине, попавшей в щекотливую ситуацию, почему-то не приняла ее сторону. Если бы она действительно случайно положила карандаш в карман, то постаралась бы заплатить (если охранник сделал такое предложение) и скорее ретироваться, забыть о неприятном инциденте. Но нет, ей нужно было уличить в непорядочности других, чтобы обелить себя.

Шоплифтеры не дремлют 

Типичная ситуация, как мне рассказывали работники службы охраны некоторых торговых центров. Кстати, практически все просили не ссылаться на них, не указывать название торговых сетей, чтобы, не дай бог, не бросить тень на имидж предприятия. Только не пойму – почему? Магазинное воровство – явление распространенное, характерное абсолютно для любой торговой сети. Но почему-то говорить об этом стыдно. Чего боятся? Что продажи упадут, покупателей отпугнут? Если воришек – только на пользу.

Андрей Андрушенко назвал практически все торговые сети Витебска, где случались факты воровства, по которым суд рассматривал дела.

В прошлом году по ст. 10.5, ч.1, 2 прошло 358, более 200 из которых – повторные.

Это говорит о том, что некоторые покупатели мелкое воровство в магазинах рассматривают как своего рода увлечение. Магазинные кражи (шоплифтинг) – особая разновидность воровства, получившая распространение с ворвавшейся в нашу жизнь развитой сетевой розничной торговлей. Отдельные молодые люди в соцсетях без стеснения хвастают друг перед другом о том, что им удалось безнаказанно прихватить и вынести из магазинов. Такие «забавы» чреваты плохими последствиями. Сначала по мелочам, а потом и по-крупному станут тянуть все, что плохо лежит. Так и до уголовщины недалеко.

Кстати. Ежегодно более чем на 10 млрд долларов воры выносят товара из магазинов по всему миру. За последние годы сформировалось целое движение, для участников которого магазинные кражи – не источник адреналина, а настоящий бизнес. Чем сильнее развивается интернет, тем активнее шоплифтеры, которые делятся своими успехами.

У кого руки чешутся? 

Однажды стала свидетелем такой картины. Цыганка с детьми подошла к выложенным фруктам в одном из магазинов сети «Евроопт», и те, словно по команде, стали обрывать и кушать немытый виноград. Пока спохватились работники магазина и оттеснили «налетчиков» от прилавка, на гроздьях ягод поубавилось. Можно подумать, что люди идут на мелкое воровство из-за нужды. Не факт, поделился со мной руководитель службы охраны одного ТЦ. Редкий случай, когда, скажем, паренек, не доходя до кассы, съедает сырок, поскольку ему заплатить нечем. Когда его уличают в мелком воровстве, тот не знает, куда глаза девать. Но есть среди молодежи и своеобразное соревнование, кто, чего и сколько вынесет из магазина. Эти противоправные действия должны пресекаться. Можно встретить мадам в норковой шубе, умудрившуюся спрятать палку колбасы в рукаве. Кажется, на ее месте другой бы сгорел со стыда. А с нее – как с гуся вода. Еще и права качает. Был случай, когда один мужчина, проделав шприцем дырку в тетрапаке, выпивал его содержимое.

– Как считаете, что послужило причиной всплеска магазинного воровства? Кто эти люди? – поинтересовались у начальника главного управления торговли и услуг облисполкома Ирины Левкович.

– Как ни покажется странным, улучшение обслуживания покупателей. Торговые работники делают все, чтобы товар был максимально доступным и приближенным. Сама люблю взять в руки товар, почитать о нем информацию. Но именно это провоцирует нечистоплотных людей на воровство: раз доступно, значит, доступно в прямом смысле слова.

Четкого социального портрета тех, кто специализируется на магазинном воровстве, нет. Это может быть кто угодно, возрастной диапазон также разный.

Скажу больше: некоторых «специалистов» охранники крупных торговых сетей знают в лицо, – ответила Ирина Петровна.

– Раньше покупатели были другие?

– Да, более совестливые, я бы сказала. А теперь у части наших граждан сознательность упала, страх потерян. Вот и идут на всякие ухищрения, чтобы обмануть, прихватить чужое. Не всегда помогают даже противокражные приемы, как чипирование товаров, видеонаблюдение, рамки на входе, собственная служба охраны.

– Есть ли статистика, сколько воруют?

– У каждой сети она есть. В целом по области такую статистику не ведем.

Смертный грех 

«Не укради!» – гласит одна из божьих заповедей. Но многие ею пренебрегают, поддаваясь соблазну присвоить себе то, что не принадлежит.

Особенно процветает мелкое воровство в торговых центрах, где от разнообразия товаров кругом идет голова.

Некоторые жители бывшего постсоветского пространства со склонностями к клептомании, попадая на отдых в другие страны, порой ведут себя так же, как дома. И напрочь забывают, что воровство, например, в азиатских странах – смертный грех, за который можно дорого поплатиться.

Например, поездка трех российских туристов в Таиланд может растянуться на годы. Прошлым летом мужчины совершили очень серьезное по местным законам преступление. Их обвиняют в воровстве спиртного в одном из супермаркетов, что запечатлели камеры видеонаблюдения. Полиция Пхукета не сделала скидку на то, что стоимость похищенного невысока. Теперь каждому из задержанных светит реальный срок – до 10 лет заключения, а тайские тюрьмы известны на весь мир своими тяжелыми условиями содержания.

Задержанным мужчинам предлагали заплатить залог за выход на свободу до суда в размере 130 тыс. российских рублей (!). Таких денег у них не оказалось. Чем все закончится – можно только гадать.

Кстати. В некоторых странах исламской цивилизации – Саудовской Аравии, Йемене, Нигерии и др. за воровство практикуется отрубание части руки или ноги. При этом объем ампутации – кисть, по локоть или до плечевого сустава определяется тяжестью совершенной кражи.

Фото из открытых источников.


При использовании материалов vitvesti.by указание источника и размещение активной ссылки на публикацию обязательны



При использовании материалов vitvesti.by указание источника и размещение активной ссылки на публикацию обязательны.

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ