Над пропастью во лжи: печальные истории жительниц Витебска, распространявших наркотики

Печать

В суде Первомайского района Витебска за последние полтора года рассмотрено два дела с участием молодых женщин, обвиняемых в распространении наркотиков в составе организованных групп. И хотя они никак не связаны между собой, объединяет их… пропасть, которую они возвели собственными руками между настоящим и будущим.

При живой матери — сирота 

Виталина одна воспитывала малолетнюю дочь. Родители умерли, из родственников никого не было. Не рассчитывала она и на своего сожителя, который не оказывал материальную помощь. Тянула хозяйство на своих плечах. Снимала далеко не лучший частный дом в Витебске, чтобы меньше платить и заниматься разведением собак. Но так называемый бизнес шел туго. Получаемой прибыли хватало лишь на то, чтобы сводить концы с концами. Сожитель превратился в альфонса. Виталина подозревала, что он употребляет наркотики: вел себя неадекватно, агрессивно, постоянно угрожал. Частенько подначивал женщину, дескать, заработать можно куда больше, и «корячиться» не надо, как он выражался. Она и сама хотела враз все изменить, крепко стать на ноги, одеть доченьку, чтобы та была похожа на принцессу, ни в чем не отказывать ни ей, ни себе, ни сожителю. Тот в очередной раз пришел невменяемый домой и стал требовать деньги, в обратном случае пригрозил выдать ее правоохранителям за то, что является соучастницей употребления наркотических средств. В минуты отчаяния Виталина готова была на самые безумные поступки.

В ее голове мелькнула шальная мысль: не попробовать ли себя в роли закладчицы наркотических веществ.

Быстро нашла нужные координаты в интернет-магазине и попросила предоставить ей «мастер-клад» на все имеющиеся деньги, чтобы в последствии умножить сумму кратно. Получила сообщение о нахождении тайника в Минске, забрала «клад», расфасовала наркотическое вещество на дозы и сделала закладки. Вскоре Виталина получила шальные деньги на электронный кошелек, что очень ее окрылило.

Дальше – больше. Дело набирало обороты. Витебчанка практически не находилась дома. Ей пришлось нанять няню, которая присматривала за дочерью, убирала, ухаживала, кормила, воспитывала вместе со своими детьми. А Виталина находилась в бесконечных разъездах, была на постоянном созвоне с другими участниками группы, которые обеспечивали ее информацией о расположении «кладов», забирала их, по указке расфасовывала наркотическое вещество по различным дозам от 0,5 г и делала закладки в Витебске и Витебском районе.

За очередной крупной партией мефедрона весом в 100 г витебчанка опять же поехала в Минск. Посредством электронной переписки с неустановленным членом организованной группы в интернет-магазине получила сведения о месте расположения тайника – в лесном массиве Партизанского района столицы. Забрала оттуда содержимое и возвращалась в Витебск на маршрутном такси. Не успела из него выйти, как тут же попала в руки правоохранителей, которые давно ее «пасли».

Даже в такой ситуации Виталина не растерялась, утверждала, что везла партию наркотического вещества с целью добровольной сдачи и чистосердечного признания, но агентурные данные и записи подслушанных телефонных разговоров свидетельствовали об обратном.

В суде Виталина частично признала свою вину, осуждена на 11 лет с отбыванием срока в исправительной колонии в условиях общего режима.

По ч. 4 ст. 328 Уголовного кодекса (незаконный сбыт, хранение и перевозка психотропных веществ организованной группой) предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок от 10 до 20 лет с конфискацией имущества или без конфискации. Более мягкие виды наказаний не предусмотрены. Витебчанка получила 11 лет и штраф в размере 100 базовых величин. Статья суровая, потому что она инкриминируется лицам, работающим в составе организованной группы. В начале следственных действий Виталина хотела предложить сотрудничество для изобличения других лиц, но потом от дачи показаний отказалась. Судя по суммам, которые она получала (за одну закладку примерно 13 долларов), со своей ролью «минера» – так еще называют закладчиков – справлялась успешно. Из определенного количества тайников потребители находили максимум, настолько точно витебчанка описывала их месторасположение. Такие бы способности да на благое дело! Своей незаконной деятельностью она занималась в течение месяца.

Думала ли 38-летняя женщина в минуты закладки психотропных веществ о том, что творит? Скольких взрослых и подростков подсаживает на синтетические вещества? Сколько судеб калечит ради сиюминутной собственной выгоды? Сколько слез выплачут матери по детям, которые благодаря таким виталинам подсели на наркотики? Ради чего? Чтобы собственная дочь ни в чем не нуждалась?! Закон бумеранга никто не отменял. Так оно и случилось. Сейчас витебчанка в колонии. Может встать вопрос о лишении ее родительских прав. Виталина просила няню взять на воспитание ее дочь, но у той собственных двое детей, третий ребенок ухудшит жилищные условия. Так что девочка наверняка попадет в приют.

Вот такой расклад. Кто после этого станет отрицать, что мы сами вершим свою судьбу? Виталина своими руками разрушила собственную жизнь, оставила сиротой любимую дочь, ради которой, казалось, и пошла на сделку с законом. В итоге пострадали все.

Бравада с горчинкой 

19-летняя Кристина могла бы блистать на подиумах – внешность позволяет.

Высокая красавица с грациозной походкой, словно модель с обложки журнала. Только в ближайшие десять лет ходить ей придется в робе, и не по подиуму, а по плацу тюремного дворика.

Мать Кристины еще сама очень молодая, стройная женщина. Ее лицо посерело от горя и выплаканных слез. Плечи подрагивали от тихих рыданий, когда в сопровождении двух милиционеров в зал заседания мимо проходила дочь. Девушка не подавала вида, что угнетена, может, чтобы не расстраивать мать. Шла уверенно, с высоко поднятой головой – столько внимания к ее персоне. В суде Первомайского района слушалось очередное дело по закладкам наркотических веществ.

Учащаяся одного из витебских колледжей также мечтала о красивой жизни, строила радужные планы. Для их осуществления не хватало денег, много денег, поэтому обратилась в интернет-магазин, вступила в сговор с организованной группой по распространению наркотиков. Государственный обвинитель долго перечислял адреса закладок в Витебске, которые Кристина успела сделать за два дня своей преступной деятельности. Ее видели на улицах Мира, «Правды», Пролетарской, Баумана, в пойме реки Витьба. Подумаешь, девушка себя странновато ведет: то присядет у кустика, то подойдет к лавочке у подъезда, то к сараю, то ее заинтересует выступ угла дома… Никто из рядовых граждан не обратит на это внимание. Только не правоохранители, которые в течение нескольких дней наблюдали за девушкой, объехавшей практически весь Витебск. Их предположения, что это работает закладчик, оправдались. Кристину взяли с поличным. При ней оказалось несколько свертков, обмотанных изолентой, в них содержался мефедрон.

Кристина не успела даже получить свои барыши от проделанной работы, как оказалась на скамье подсудимых. Не помогли уроки конспирации, преподанные «педагогами» опять же через интернет-сети. «Еще одна лохушка загремела, эка невидаль», отметят те для себя. И станут искать новых жертв, готовых ради легких денег переступить черту закона.

На суде девушка показала, что была связана только с двумя человеками, один из которых на удалении обучал ее, как действовать, а другой – где забирать «клады» и по каким адресам их размещать. Далеко ездить не пришлось: ограничилось все близлежащими к областному центру поселками, где Кристина забирала «клады» и распространяла по тайникам.

На суде она признала, что занималась распространением наркотических веществ, но не признала, что работала в составе организованной группы. Хотя это не умаляет ее вину. По статье, которая ей вменялась, срок наказания начинался от десяти лет.

Два дня преступной деятельности – и минимум десять лет срока, который Кристина получит по ч. 4 ст. 328 Уголовного кодекса.

Сопоставимы ли эти цифры? Но если посмотреть на это с другой стороны. Сколько доз яда распространила девушка? Сколько закладок успели получить адресаты? Как это отразится на здоровье тех, кому «подарочки» предназначены? Вот что ужасно.

– Закладчики прямо или исподволь убивают своих потенциальных жертв. Их можно приравнять к «ласковым убийцам». Ведь каждая доза для кого-то может стать последней. В 2015 году были ужесточены меры наказания за распространение наркотических веществ. На таких осужденных не распространяется амнистия. Значит, придется сидеть от звонка до звонка. И даже это обстоятельство не останавливает охотников быстро разбогатеть, – подчеркнула судья суда Первомайского района Витебска Елена Жук. – Закладчики понимают, что они творят и что им грозит в случае поимки. Все равно срабатывает стереотип: меня это не коснется.

Коснется, рано или поздно. Так стоит ли рисковать своей судьбой, калечить свою и жизнь других? Вот о чем нужно задуматься. 

Фото из открытых источников.

Поделиться новостью в социальных сетях:


При использовании материалов vitvesti.by указание источника и размещение активной ссылки на публикацию обязательны