Топ-100
22.08.2019Курсы валют НБРБ: 2.0566 2.281 3.1056

Оршанский район перезагрузка
ВЫБОРЫ 2019
Дажинки 2019 Браслав

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Метки
SP Page Builder - Search

Социум

«Дом без насилия». Репортаж с рейда по неблагополучным семьям Витебска



В республике прошла акция «Дом без насилия», в ходе которой работники прокуратуры, МЧС и другие посещали адреса, где нет мира в семьях, злоупотребляют спиртным и часто мешают соседям. В одном из таких рейдов, организованных прокуратурой Витебска, побывал корреспондент «ВВ».

- Мы не подменяем милицию, у которой адреса с плохой славой и так на контроле, а проверяем координацию всех органов профилактики – правоохранителей, МЧС, соцслужб, ЖКХ, - подчеркивает старший помощник прокурора Витебска Ирина Шестопалова, накануне рейда. - Важно, чтобы они не просмотрели проблемные семьи.  Ведь зачастую окружающие не догадываются о насилии, долгое время конфликты считаются частным семейным делом, а потом происходят преступления. Например, в первом квартале в Витебске в сфере семейно-бытовых отношений совершено 24 преступления, в том числе 1 убийство и 2 причинения тяжких телесных повреждений.

В составе нашей рейдовой группы - участковый инспектор ОВД Железнодорожного района Юрий Долгополов и сотрудник Витебского ГОЧС Владислав Волков. В областном центре порядка 200 «нехороших» квартир и домов, где проживает 284 семейных дебошира. На милицейском  слэнге их называют «бытовики». Это фактически неисправимые люди, не раз привлекающиеся к административной ответственности за правонарушения в отношении близких. Штрафы и предупреждения на них уже почти не действуют, остается одно – постоянный контроль.

Наш первый адрес – на периферии областного центра – в Тирасполе. На 20 квадратных метрах однушки в пятиэтажке уже не один год кипят страсти. Комната принадлежит в равных долях трем сестрам и брату, который там проживает, а вот женщины нет. Зато живет один из их сыновей. Дядя и племенник судимы, большие любители выпить, да к тому же собрать в гостях таких же выпивох со всего района. Вот они то и враждуют между собой. Недавно 52-летний дядя едва не убил 40-летнего племянника табуретом, прокуратура возбудила уголовное дело по статье «Угроза убийством». Ситуация усугубляется еще тем, что племянник – инвалид третьей группы, на костылях и не всегда может дать отпор.

Квартира находится на третьем этаже, но уже снизу в нос ударяет запах грязи и нечистот. Входная дверь (если ее можно так назвать) открыта настежь. Несмотря на разгар рабочего дня здесь застолье. Среди горы грязных вещей, разбросанных стульев и лавок импровизированный «стол». В гостях женщина неопределенного возраста в почти уже неадекватном состоянии, пострадавший от рук дяди инвалид с сожительницей и собственно дядя. Последний трезв – говорит с «врагами» не употребляет. Участковый быстро выпроваживает гостью, а Ирина Шестопалова интересуется у пострадавшего и его сожительницы:

- Вы же приходили на заседание совета профилактики, нашли вам работу, почему не трудоустраиваетесь, а пьянствуете?

- Скоро устроюсь, - заплетающим языком отвечает женщина.

- Вы лучше дядю посадите, а то убьет моего, - добавляет. – Я в прошлый раз едва их разняла.     

- Почему же вы живете вместе, раз все время деретесь? – спрашиваем уже дядю.

- А куда мне идти? – опускает голову тот.

Опустившиеся люди, «утонувшие» в стакане.

- Ситуация сложная и вряд ли мы что-то изменим, - поясняет, выходя из вонючей квартиры, Ирина Шестопалова. – Но опускать руки нельзя, иначе без большой беды не обойдется. Уголовное дело, надеюсь, поумерит пыл дяди. Вообще прокуратура вправе вмешиваться в семейные конфликты даже без заявления потерпевших, как, например, в этой ситуации. Был вызов милиции на дом, зафиксированы травмы, проведена проверка милицией и этого достаточно. Чаще в качестве потерпевших оказываются, конечно, женщины: после избиения или даже обращения с травмами в больницу они прощают обидчика. Но в любом случае информация оказывается в РОВД, проводится проверка и по ее итогам прокуратура может начать уголовное преследование. С начала года возбуждено 12 таких дел за телесные повреждения, истязания и угрозу убийством.

Еще один тревожный адрес – квартира в многоэтажке по улице Карла Маркса. Здесь пожилая женщина, прикованная несколько лет к кровати, живет с дочерью и внуком, которые постоянно ругаются, выпивают, приводят компании. К сожалению, дверь так никто не открыл. Но вышла соседка по площадке.

- Не повезло с соседями, - говорит. – Постоянно крики, дебоши, милиция. Бабушку вот жалко. Они же живут за ее пенсию…

Что ж, ситуация действительно тревожная и Ирина Шестопалова берет ее на особый контроль. Прокуратура в ближайшее время поднимет вопрос об ограничении дееспособности престарелого человека, который оказался заложником ситуации, подключат социальные службы.

По дороге на следующий адрес, на окраине города, старший помощник прокурора рассказ о том, как сегодня работает профилактическая «машина».

- Убийство или тяжкие телесные повреждения на бытовой почве сегодня рассматриваются как ЧП, - говорит она. – Значит, где-то недосмотрели, пропустили, не сообщили. К счастью, чаще всего успеваем предупредить беду. Дело в том, что создана эффективная система профилактики любых проявлений насилия в семьях – в отношении детей и взрослых. Например, уже несколько лет действует инициатива областной прокуратуры – о любых травмах, полученных детьми в быту, с которыми обращаются в больницы – сразу же уведомляются сотрудники ИДН. Они выходят на родителей, чтобы исключить насилие в отношении детей. На чеку все службы – от милиции до горгаза – они должны уведомлять о фактах насилия в семьях, которые заметили, оказавшись по долгу службы, в квартире или доме. Правда, иногда случался «испорченный телефон», не хватало координации.

Сейчас в каждой структуре определен конкретный специалист, отвечающий за уведомление милиции о любых фактах насилия в семьях, а копия сообщения – направляется в прокуратуру.

В перспективе – создание единой информационной базы, которая бы объединила все субъекты профилактики.

Сотрудник МЧС также дополнил, что в Витебске работают и так называемые смотровые комиссии, которые коллегиально (до шести представителей различных служб) дважды в месяц посещают одиноко проживающих пожилых людей, неблагополучные семьи и так далее.

… У небольшого и старенького деревянного дома нас встречает женщина лет 60. Подметает. Ей достается от сына, который обладает очень вспыльчивым характером, особенно в нетрезвом виде. Последний раз он подрался с собственным братом, вызвали милицию.

- А причем здесь я, - с порога на повышенных тонах встречает нас мужчина. – Ну подрался с братом, бывает. Вообще я работаю и хочу отдыхать. Чего пришли.

- Во-первых, вы на профилактическом учете, - ставит его на место милиционер, - А во-вторых, семья ваша теперь будет на постоянном контроле. Чтобы беды не наделали.

Дебошир успокаивается и обещает держать себя в руках. Правда, провожая нас за дверь его мама, тихонько шепчет Ирине Шестопаловой:

-  Спасибо что приезжаете, боюсь я сына. Помогите, но только чтобы он не знал. Я зайду к вам позже в прокуратуру?

- Конечно,  обращайтесь и  в случае чего милицию не стесняйтесь вызвать, - ответила старший помощник прокурора.

Что ж, похоже, недаром классик писал, что счастливые семьи похожи друг на друга, а каждая несчастливая - несчастлива по-своему.

Фото Александра Кутынко


При использовании материалов vitvesti.by указание источника и размещение активной ссылки на публикацию обязательны

При использовании материалов vitvesti.by указание источника и размещение активной ссылки на публикацию обязательны.

Подписка на новости

Подпишитесь и будете в курсе выхода новых новостей на нашем сайте