Оршанский район перезагрузка
75 освобождения Беларуси
год малой родины

Поиск - Категории
Поиск - Контакты
Поиск - Контент
Поиск - Ленты новостей
Поиск - Метки
SP Page Builder - Search

Персона

Орнитолог Владимир Ивановский об опасных экспедициях, личной жизни и судьбоносных решениях



«Если ты не орел, не можешь летать, научись хотя бы уважать эту сильную, смелую и благородную птицу», – считает известный в нашей стране и за рубежом орнитолог Владимир Ивановский.

Полеты во сне и наяву

Всю свою жизнь ученый посвятил изучению редких хищных птиц. Летать, конечно, не научился. Разве что в грезах и во сне, да еще падал с высоких деревьев на землю, когда строил искусственные гнездовья. Но стал для редких краснокнижных пернатых настоящим защитником и покровителем. Почетному члену общественной организации «Ахова птушак Бацькаўшчыны», почетному экологу, герою охраны природы Европы, автору пяти монографий и 376 публикаций в отечественных и иностранных изданиях, доценту кафедры экологии и охраны природы ВГУ им. П. Машерова Владимиру Ивановскому недавно присвоена ученая степень доктора биологических наук.

Владимир Валентинович защищал докторскую диссертацию в Московском университете Дружбы народов. Ученые мужи первопрестольной высоко оценили его вклад в развитие мировой орнитологии. Докторская диссертация, как и ранее кандидатская, посвящалась особенностям хищных птиц Белорусского Поозерья.

– Мощные, гордые, свободные – как их не любить? Они – олицетворение силы, красоты, благородства, – отметил Владимир Ивановский. – При этом представители отряда хищных птиц – наиболее уязвимое звено в экологической цепи. Периодический недостаток пищи, уединенный образ жизни, разрушение сильными ветрами гнездовий и другие причины привели к тому, что беркут, орлан-белохвост, змееяд, скопа и другие редкие виды хищных птиц занесены в Красную книгу.

Превратности судьбы

Все свои достижения мы посвящаем близким людям. Вот и Владимир Валентинович в юные годы как-то сказал отцу: «Я стану доктором наук!». Еще толком не понимал, в каком направлении будет двигаться и расти профессионально, но амбиции у старшего сына в семье Ивановских были всегда. Прошли годы, уже нет в живых родителей, поседевший, но все еще подтянутый и молодцеватый 72-летний новоиспеченный доктор биологических наук констатирует:

– Хоть поздновато, но я выполнил свое обещание.

Родился будущий известный орнитолог в семье учителя иностранных языков Валентина Яковлевича Ивановского, который был родом из Луганской области, и ветврача Ирины Михайловны – уроженки Астраханской области. Детство Владимира, как и двух младших братьев Сергея и Александра, прошло в селе Александрия на Ставрополье. Старший сын проявлял необыкновенный интерес к природе. Под крышей здания МТС гнездились колонией мелкие соколки. Ребятишки их называли кобчиками. Позже пришло осознание, что это были степные пустельги – птицы, занесенные в Красную книгу. Однажды, увидев, что в каменном заборе, разделявшем соседские участки, гнездятся воробьи, Владимир решил разобрать его и посмотреть, как устроено гнездо. Где было знать мальчишке, что серенькие птенцы – это не самочки, а с шапочкой на голове – не самцы, а два разных вида воробьев: домовые и полевые. Гнездо при этом не пострадало, а за разобранный забор родители Владимира выпороли. Но не отбили интереса к изучению окружающего мира.

– Когда учился в пятом классе, отца пригласили работать в Елабужский пединститут на кафедру иностранных языков, маму – методистом на другую. В детскую память врезались красивейшие холмы на берегу Камы с белой башней, посредине реки – остров, где гнездился орлан-белохвост, за которым я наблюдал. Спустя 52 года как участнику конференции «Орлы Палеарктики» мне довелось побывать в этих местах снова. И что вы думаете? Я увидел гнездо на том же острове! – поделился Владимир Валентинович.

Неутомимый строитель гнезд

Владимир Ивановский – ученый-практик. За свою жизнь он построил для хищных птиц, черного аиста и сов более 600 (!) искусственных гнездовий, 40% которых – заселены. Это очень высокий показатель. Впервые в мире ему удалось привлечь в искусственное сооружение из веток и моховых кочек (аналог естественного гнезда) змееяда. Впервые он доказал гнездование в Беларуси беркута.

Искусственные гнездовья были максимально удалены от проложенных человеком троп, более надежны и долговечны, так как конструкция скреплялась с помощью проволоки. Доказано, что и количество выживших слетков в искусственных гнездовьях выше.

Неутомимый строитель гнезд не раз давал мастер-классы. В присутствии экологов, школьников и студентов Владимир Валентинович на окраине Витебска однажды развешивал совятники. Смотреть, как он это делает, – одно удовольствие. Ловкий, сильный (под стать своим подопечным), с помощью пик-древолазов он быстро взбирался на огромные деревья, где закреплял дырявые ведра, наполненные ветками, мхом и другим природным материалом.

– Для сов гнездовья изготавливать несложно – основой может быть любая емкость, – уточнил он. – А вот когда их развешиваешь, нужно помнить, что птицы воспринимают тебя как опасность и будут защищаться. Особенно агрессивны неясыти, от них я не раз страдал. Совы питаются грызунами – известными переносчиками инфекционных болезней. Однажды удар клювом в голову и плечо чуть не закончился для меня плачевно. Пришлось отлеживаться в инфекционной больнице. Зато впоследствии приобрел иммунитет: после агрессивных атак при кольцевании на пораженном месте появлялась припухлость, но этим все ограничивалось.

Обустройство гнезд и снимки, которые удавалось при этом сделать, стоили того. В архиве Владимира Валентиновича немало уникальных кадров, на которых запечатлены редкие виды птиц. Один голландец, предпринявший поход вместе с ним к гнездовьям хищных пернатых, продал снимок бородатой неясыти зарубежному журналу за сумму, которая окупила его поездку в Беларусь.  

Все, что делает Владимир Ивановский, – уникально. Взять хотя бы его изобретение – пики-древолазы. Ими сейчас пользуются многие европейские орнитологи.

Математика или орнитология?

– Как и многие мои одноклассники, с которыми учился, хотел стать математиком, – вспоминает Владимир Валентинович. – У нас был сильный педагог по этому предмету. После армии и вечерней школы я окончил физико-математический факультет Таганрогского пединститута, работал на заводе «Красный котельщик» дефектоскопистом. Судьбоносная встреча с будущей женой Люсей, тогдашней студенткой радиотехнического института, круто изменила дальнейшую жизнь. Ее направили работать на Витебский завод электроизмерительных приборов. Когда навестил Люсю в Витебске, то окончательно понял: будем здесь жить. Нас покорила белорусская природа. Работал в информационно-вычислительном центре ВЗЭПа инженером-программистом. А вечерами просиживал в областной библиотеке, изучая материалы о хищных птицах Беларуси и Витебщины. Нашел статью доцента ВГПИ (сейчас ВГУ им. П. Машерова) Анатолия Максимовича Дорофеева. Посвящалась она птицам Белорусского Поозерья. Однажды приобрел книгу известного российского орнитолога Владимира Галушина «Хищные птицы». Прочитал и подсел на эту тему окончательно. Возник вполне резонный вопрос: своим ли делом занимаюсь?

В конце 1980-х Владимир Ивановский устроился охотоведом в областную общественную организацию БООР, где отработал 25 лет. За эти годы собрал богатый материал о флоре и фауне. Появились научные публикации – своеобразные захватывающие отчеты об уникальных фактах и находках во время походов и экспедиций. Больше десяти статей о птицах Белорусского Поозерья написаны в соавторстве с Анатолем Дорофеевым, с которым осуществлял экспедиции на Освейское озеро и в Козьянский заказник (тогда он еще не имел такого статуса). В это время Владимир Ивановский активно ездил на всесоюзные конференции с докладами в Москву, Ленинград, познакомился с ведущими орнитологами Владимиром Галушиным, книга которого так его покорила, профессором, доктором биологических наук Евгением Флинтом, по совету которого он поступил на биологический факультет Орехово-Зуевского пединститута. Диплом на тему «Экология орла беркута и пути его охраны в Белорусском Поозерье» лег в основу кандидатской диссертации о редких хищных птицах, которую Владимир Валентинович защитил в 1986 году. С 2008 года он преподает для студентов ВГУ им. П. Машерова.

Волк-одиночка

В шутку друзья-единомышленники называют Владимира Ивановского волком-одиночкой. И правда, во время отпуска и в выходные, собрав необходимое снаряжение, спальник, палатку, топор, пилу, гвозди, провиант, компас – ношу весом в 50 кг, он выдвигался в очередной поход. Чаще – в одиночку. По всей области у него были знакомые, которые помогали рисовать план местности, подсказывали, где лучше пройти, заночевать.

– У меня цепкая зрительная память, – поделился орнитолог. – Если я прошел по болоту, то запомнил каждое одиноко стоящее дерево, на самых высоких, как правило, обустраивал искусственные гнездовья. Ни разу не заблудился. Позже уже у меня местные жители спрашивали, в каких местах больше грибов и ягод, где я видел следы медведя. Недалеко от Янович однажды столкнулся с косолапым практически нос в нос. В пятнадцати метрах он поднялся на задние лапы и какое-то время смотрел на меня. От неожиданности я замер, но первое, что пришло в голову: «Где фотоаппарат?». Еще через мгновение мишка бросился наутек. В один из походов на болото Мох, что на Миорщине, всю ночь не давала спать стая волков. На ночлег расположился на небольшом острове в ста метрах от берега, и серые чувствовали мое присутствие. Зимой охотники добыли семь волков. И это было правильным решением, ведь звери могли нанести урон лосям и кабанам, которые здесь обитали. На этом уникальном болоте я обнаружил две пары скопы, змееяда, черного аиста, орлана-белохвоста, дербника, чеглока, белую куропатку.

В таких экспедициях полевой зоолог решает не только орнитологические, но и другие задачи. Так, в Городокском районе Владимир Ивановский обнаружил место произрастания карликовой березы. На протяжении 25 лет ботаники не находили на Витебщине болотную камнеломку, занесенную в Красную книгу. А Владимир Ивановский увидел ее на болоте в Верхнедвинском районе. Лист этого редкого вида растения сейчас хранится в Институте ботаники Академии наук Беларуси.

Эти и многие другие открытия в растительном и животном мире Витебщины помогли впоследствии обосновать и придать заказникам «Козьянский», «Запольский», «Красный Бор» статус особо охраняемых природных территорий. И в этом немалая заслуга ученого. Ученики и последователи Владимира Валентиновича – член общественной организации «Ахова птушак Бацькаўшчыны» Денис Китель, руководитель эколого-туристической фирмы «Сосновый Бор» Дмитрий Шамович в деревне с аналогичным названием в Россонском районе организовали станцию по отлову и кольцеванию птиц, где строят для редких хищных пернатых искусственные гнездовья и снабжают передатчиками, чтобы проследить пути миграции. Денис Китель и Андрей Абрамчук сделали также сенсационное открытие – обнаружили в Витебской области белку-летягу, считавшуюся исчезнувшей. По этому поводу Владимир Ивановский отметил, что порой отдельным энтузиастам посильно то, что не могут сделать академические институты.

Блиц-опрос

– Вам бывает страшно в одиночных экспедициях?

– Да. Не верьте никому, кто утверждает обратное. Но я всегда вспоминаю шутку: «Нет страшнее зверя, чем человека.

– Откуда недюжинная сила?

– В свое время занимался метанием диска. И даже преуспел в этом виде спорта. Был чемпионом Астраханской области.

– Чем еще увлекаетесь?

– Люблю петь романсы в теплой компании. В свое время собрал богатую коллекцию марок с изображением хищных птиц.

– Мечта из разряда несбыточных?

– Оказаться на месте орла и посмотреть на мир с 700-метровой высоты полета.

Фото Елены БАШУН и из архива Владимира Ивановского.


При использовании материалов vitvesti.by указание источника и размещение активной ссылки на публикацию обязательны

При использовании материалов vitvesti.by указание источника и размещение активной ссылки на публикацию обязательны.

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ